На-улицах-Гаваны

La Habana — день 2

Утром (если это можно назвать утром), когда мы проснулись, нас ждал наш первый кубинский завтрак. В качестве закуски были свежие нарезанные кусочками плоды папайа, натуральный сок из них же, а также ломтики ананасов и маленькие, но очень вкусные бананы. Еще были тосты с маслом, сыром и джемом. А в качестве основного блюда — омлет или яичница, на выбор. Ну и, конечно же, кубинский кофе, с молоком. После завтрака я спросил у Летиции, можно ли купить у нее сигару, но она сказала, что можно не заморачиваться, и просто угощаться. Мы выпили кофе на заднем дворике, собрались, и пошли на первую прогулку по Гаване. Наш пеший маршрут лежал до набережной под названием Малекон (что совершенно неожиданно переводится с испанского как “набережная”), и по набережной — до старого города.

Первое, что бросилось мне в глаза, когда мы вышли из касы — это ощущение, что город как будто бы очень давно и надолго был заброшен и десятилетиями пустовал, постепенно разрушаясь под воздействием стихий. А потом в него внезапно снова заселились люди. Но не стали ничего восстанавливать, а оставили все как есть: дома с облупленной краской и облетевшей штукатуркой, стены с трещинами, сквозь которые проросла зелень, ржавые сточные трубы, покосившиеся телеграфные столбы и обвисшие провода. Автомобилей на дорогах было не очень много, и все они вполне соответствовали городскому пейзажу — старые, проржавевшие до последнего винтика, со скрипящими тормозами и скрежечущими моторами. Почти каждая вторая машина из тех, что я видел, была произведением советского автопрома середины прошлого века: здесь изобиловали лады, жигули, москвичи и прочие волги с камазами. Иногда встречались очень красивые старинные, но восстановленные и ухоженные раритетные автомобили. Ближе к центру города их стало попадаться на глаза значительно больше. Да и здания ближе к центру стали выглядеть посвежее: многие из них реставрировались или уже были отреставрированы и выкрашены свежими красками ярких веселых оттенков.

Под конец нашей прогулки по набережной нам попалось на глаза колесо обозрения. Оно было небольших размеров, но крутилось с какой-то неимоверной для этого аттракциона скоростью. Нас заинтересовало это чудо местной индустрии развлечений, мы перешли через дорогу и попали ко входу в маленький парк.

На Кубе существует две валюты. Обе называются песо, но одни песо предназначены для кубинцев, а вторые — для туристов. Те, что для туристов, — называют куками (от аббревиатуры CUC, которую кубинцы читают как си-у-си). Несмотря на то, что один туристический кук приравнивается к одному доллару, и во всех счетах после суммы кубинцы ставят значек американского доллара, все же кук — это вам не доллар, а кук! И в банках, если обменивать доллары на куки, с вас возьмут комиссию, и вы уже получите меньше кука за доллар. Но если обменивать на куки евро — вы получите их ровно столько, сколько получили бы долларов, безо всякой комиссии. В общем, социализм всячески способствует развитию у людей арифметических способностей и житейской смекалки. Что же касается внутренней валюты — то за один туристический кук можно получить приблизительно 23-25 местных песо.

Вход в парк был платным. И стоил он несколько песо с человека. Когда я протянул в окошко бумажку в 20 туристических песо — тетенька сделала большие глаза, и указала на купюру с цифрой 5. Я спорить не стал, а она еще дала мне сдачи. Мы вошли в парк и встали в очередь на колесо обозрения. Колесо как раз перестало свое головокружительное вращение, и администратор аттракциона начал снимать с него пассажиров и загружать новых. Мы простояли в очереди некоторое время, наблюдая за этой сценой. Достояв почти до конца, мы обнаружили, что люди подходят к карусели с какими-то билетиками, которых нам не дали. Оглядевшись, мы увидели ларек по продаже этих самых билетиков. Покупать билеты и потом еще раз стоять в очереди нам уже не захотелось, и мы просто пошли гулять дальше. Но нас остановил какой-то парень, и спросил, хотим ли мы все еще прокатиться на колесе. Мы согласились, он открыл нам какую-то дополнительную калитку, и нас посадили в кресла безо всякой очереди, предупредив, что такая услуга будет стоить по одному куку с человека. Через некоторое время колесо, наконец, закрутилось, и минут десять мы стремительно летали то вверх, то вниз. Я сделал вывод, что это колесо было у них чем-то вроде заменителя американских горок, за отсутствием таковых. В любом случае, мы хорошо повеселились, пофотографировались, даже сняли небольшое видео, и посмотрели на Гавану с высоты полета очень толстого и ленивого альбатроса. Ну а потом продолжили свой путь к старому городу.

По пути нам время от времени прямо посреди улицы предлагали купить сигар или рому по специальным скидкам, действующим только сегодня, в каких-то специальных местах, которые как раз через полчаса должны были закрыться. Но мы вежливо улыбались и отказывались, а особо настырным отвечали простым и понятным испанским языком: “моя не понимать! не говорить по-испански!”. Самые изобретательные заговаривали с нами на английском, а некоторые даже на русском. Причем, начинали они как-то издалека, с ненавязчивой светской беседы: “Привет, друг, ты из России? А, из Украины? О! Кличко! Бокс! Да! А у нас тоже бокс! И еще бейсбол! А у вас же сейчас там очень холодно, да? А не хочешь сигар купить?”. Но они тоже получали отказ или обещание подумать об этом завтра.

Наконец, мы дошли до старой Гаваны, прогулялись по ее узеньким мощеным улочкам, сфотографировались с местной усатой достопримечательностью с обложки журнала National Geographic Traveler Magazine, пообедали на площади Plaza Vieja (“Старая Площадь”), и вернулись в нашу касу, где нас ждало заказанное заранее такси.

Таня с Сашей остались в касе отдыхать, а мы с Полинкой поехали в аэропорт, узнать, что там с нашим багажом. Таксист немного говорил по-русски. От него мы узнали, как будет на испанском “старая машина”, и еще несколько полезных слов. В какой-то момент, когда мы ехали по широкой трехполосной дороге, он догнал очень старую машину, которая еле плелась в левой полосе. Он долго сигналил ей сзади, чтобы водитель ушел вправо и освободил скоростную полосу. Потом он повернулся к нам, и сказал отчетливо по-русски: “Это — пидо**с!”, резко дернул рулем и обогнал негодяя справа. Мы с Полинкой долго смеялись, а потом поинтересовались, как это будет по-испански, и я записал слово себе в телефон, на всякий случай. Еще по пути мы встретились с братом таксиста, который на самом деле оказался сестрой (не потому, что трансвестит, а потому что таксист немного говорил по-русски).

В аэропорту мы несколько часов проторчали на улице в длиннющей очереди только для того, чтобы убедиться, что наши рюкзаки еще не прилетели. Злые и уставшие, мы вернулись домой, и отправились вместе с Сашей и Таней в небольшой паб, где какой-то популярный местный музыкант со своим бэндом исполнял джаз на скрипке. Заодно мы там поужинали сендвичами, и я начал засыпать прямо за столиком от усталости. Поэтому, несмотря на то, что концерт был очень хорошим, до конца мы его все же не дослушали, и ушли домой — спать.


4 комментария

  1. Фотографии потрясающие! А видео пересматривала несколько раз — очень оно меня смешит)))

    1. Особенно на набережной, где ты за Полинкой решила выйти из кадра :) Я раз 20 пересматривал, пока монтировал — все равно каждый раз смешно))

Добавить комментарий