Лаос.-Вид-из-Тайланда

Из Тайланда в Лаос — день 20

Как известно, национальным тайским средством передвижения является скутер. И в управлении им тайцы достигли прямо таки недостижимых высот. Они умудряются загрузить на эту механизированную табуретку все свое обширное семейство, включая тещу и четверых детей, пару мешков картошки и стог сена с коровой сверху. Ну ладно, про картошку я пошутил: мешок обычно всего один. При этом, они гоняют по дорогам на околосветовых скоростях. Если бы Энштейн в свое время не открыл закон, исключающий достижение скорости света массивными частицами, то этот барьер был бы уже давно преодолен тайцами на скутерах.

Сегодня утром мы почти почувтсвовали себя тайцами, только без тещи, коровы и сена. Два огромных рюкзака на спинах, весом почти с нас самих, вполне сойдут за четверых тайских детей и мешок картошки. Тайские дети, как известно, отличаются компактными размерами и малым весом. Чего не скажешь о наших рюкзаках. Так вот, мы с Полинкой и нашими рюкзаками каким-то чудом умудрились взгромоздиться на маленький скутер и доехать до пункта проката. Туристы только удивленно смотрели нам в след, а некоторые тайцы даже присвистывали, как будто бы одобряя и принимая в ряды посвященных.

Следующая цель нашего маршрута — лаосский город Луанг Прабанг. После того, как мы вернули взятый в прокат скутер, мы поймали тук-тук, чтобы доехать до автобусной станции. В Чианг Раи их две, и мы объяснили тук-тукеру, что нам нужна та, с которой мы сможем уехать в Лаос. Он улыбался, кивал головой, и даже два раза повторил: «Yes, yes, Lao!». И честно отвез нас не на ту станцию. Сам, как положено, испарился практически мнгновенно, до того, как мы успели разобраться, что к чему. Нам пришлось взять еще одно такси. Теперь возможность ошибки была исключена отсутствием иных альтернатив, и таксист был вынужден привезти нас на правильную станцию. Тут стояло целых два автобуса, готовых отправиться в путь в ближайший час. Мы выбрали тот, который отправлялся раньше, влезли в него — и сразу же поехали.

Автобус этот требует отдельного описания, так как ничего подобного я в своей жизни, пожалуй, не видел, даже в те романтические времена, когда развалился наш доблестный Советский Союз, и наши выжившие автобусы возили пассажиров по его дымящимся руинам. Сквозная дырка в полу, в которой свистел воздух и мелькала дорожная разметка; торчащие во все стороны и перемотанные изолентой, медицинским пластырем и какими-то веревочками провода; ведро с водой, из которого кондукторша время от времени зачерпывала полную кружку и то поила водителя, то поливала какие-то механизмы, откинув железный люк рядом с водительским сиденьем, — это лишь небольшой перечень революционных технологических решений, которыми этот маленький тайский автобус был напичкан до отказа. Даже захватывающие дух пейзажи, проносившиеся за окном, не могли соперничать со всей экзотикой внутреннего устройства этого чудного средства передвижения. При всем при этом, на потолке в салоне висело аж три вентилятора, и все исправно работали (при Союзе такого безобразия не было! Из своего детства я твердо запомнил, что вентилятор в автобусе — это исключительно предмет декоративного оформления интерьера, и вращаться он не должен, дабы не нарушать творческий замысел автора!). Эти же три вентилятора, по всей видимости, по замыслу предназначались специально для того, чтобы выдувать обратно на улицу избытки воздуха, врывающегося в салон сквозь дыру в полу и открытые окна, дабы у пассажиров не возникало гипервентиляции. Дверь, кстати сказать, тоже всю дорогу была широко открыта, как бы подчеркивая гостеприимство хозяина.

Расстояния между сиденьями в автобусе были настолько маленькими, что даже компактные тайские дети вряд смогли бы сидеть там с комфортом. Что уж говорить обо мне: я всю поездку просидел в кресле боком, выставив ноги в проход, в котором они тоже едва помещались.

Вдохновленный всей этой экзотикой, я даже снял небольшой видеоролик во время поездки. К сожалению, по различным причинам, не все перечисленные прелести этого чудо-автобуса я смог в нем задокументировать. Но все же, посмотреть на это стоит.

Часа через два-три мы приехали в пограничный городок под названием Чианг Конг. Мы пересели из автобуса в очередной тук-тук, и он доставил нас прямиком к речной переправе. Благо, она там была всего одна. Оттуда до Лаоса было рукой подать. Точнее, реку переплыть. Нам поставили отметку о выезде из Тайланда в пункте паспортного контроля, мы сели в лодку, заплатив по 40 бат с человека, и отважный капитан переправил нас на другой берег. Еще один пункт паспортного контроля, где мы купили визу, — и мы в Лаосе, в городке Хуай Ксай. При покупке визы нас спросили, как долго мы собираемся пробыть в стране, и я честно ответил: «Не знаю». По всей видимости, ответ оказался правильным. По крайней мере, когда я попытался было добавить что-то еще — служащий в форме не стал даже слушать, а одобрительно кивнул головой, вежливо отвернулся и ушел. Хотя, под конец я все-таки черкнул в анкете: «7 дней». Ну так, проформы ради, а то мало ли: вдруг решат, что я навсегда приехал, и не выпустят потом назад.

После оформления визы я поменял 200 долларов США на местную валюту — кипы, и тут же стал миллионером. Кип по отношению к доллару — почти как украинская гривня. Только гривню при этом надо еще умножить на тысячу. Очень удобно: тайский бат — как российский рубль, тысяча лаосских кип — как украинская гривня. В общем, за двести долларов США мне отсчитали пачку денег, в которой было чуть больше полутора миллионов кип.

А вот дальше нас с Полинкой ждал настоящий удар. Городок Хуай Ксай (название меня сразу насторожило) оказался чем-то вроде ловушки для туристов. Существует мнение, что в переводе с древне-лаосского, который даже сами лаосцы давно забыли, Хуай Ксай означает: «Уехать будет крайне затруднительно», где «хуай», как и в русском, дословно переводится как «крайняя степень затруднения», а «ксай» — как «уезжать, покидать». В Луанг Прабанг, куда мы направлялись, оттуда всего 2 пути: по воде — на лодке, и по суше — на автобусе. Автобуса было два: обычный и VIP. Обычный (дневной) автобус уже уехал, а на вечерний (который VIP) билетов не было. Следующие 2 автобуса уходили только на следующий день — в 14:00, и в 17:00. То же самое касалось и лодок: их тоже было две, и они уходили завтра. И у туристов просто не было иного выхода, кроме как провести ночь на границе.

На автобусе до Луанг Прабанга ехать от теоретических 12 часов до практической бесконечности. То есть, в пункт назначения мы, в лучшем случае, могли прибыть только через день. С лодками ситуация была еще интереснее. Их, как я уже упомянул, было (какая последовательная приверженность дуализму!) тоже две: медленная и быстрая. Медленная соответствует своему названию во всей полноте: двое (Вы видите? Опять дуализм!) суток с лишним в пути. Видимо, она приводится в движение гребной тягой, и вполне вероятно, силами самих же пассажиров. Только такой гипотезой (помимо явно выраженного природного влечения лаосцев к числу 2) я смог объяснить для себя подобную медлительность. Внутри же она — скорее как автобус, нежели чем как самолет, или, тем более, поезд. Как люди могут спать двое суток на таких сиденьях — для меня осталось загадкой. В общем, было решено плыть скоростной лодкой, которая отправлялась только на следующее утро. Скоростная лодка, вопреки моим ожиданиям, оказалась байдаркой с моторчиком, а никак не двухпалубным ультразвуковым глиссером на двух атомных турбинах. Вместимость этой байдарки — 6 человек. Время в пути — 7 часов. Полинка была в полном ужасе от предстоящей поездочки: провести 7 часов подряд в байдарке, сидя задом на полу и наслаждаясь рокотом старого чихающего и кашляющего двигателя, — перспективка не из радужных. Я обозвал Полинку «плохим туристом», лишенным чувства тяги к приключениям, на что она обиделась, и потом некоторое время на меня дулась. Но эта байдарка была самым быстрым из всех доступных видов транспорта, и она обещала доставить нас в пункт назначения уже к вечеру следующего дня, а не через день, как автобус, и не через три дня, как медленная лодка. В общем, мы купили билеты, и пошли искать, где бы нам провести ночь.

Долго думать и выбирать мы не стали — остановились в первом же отельчике, который нам приглянулся. Нас даже не удивило их обилие в этом треклятом городке. Гулять и рассматривать достопримечательности особого настроения не было, и мы просто прошлись по набережной и нашли местного уличного повара, который приготовил нам что-то очень непонятное, но ужасно вкусное.

Когда мы шли назад к нашему отелю — на улице уже стемнело. Все местные лавочки позакрывались, а вместо них пооткрывались… жилища лаосцев! В самом прямом смысле: двери жилых комнат лаосцев, больше похожие на широкие, почти во всю стену, ворота, выходят прямо на улицу, и когда они возвращаются с работы домой — они совершенно не трудятся их закрывать. Так, проходя по улице, мы с Полинкой видели, как лаосские семьи укладываются в постель, которой, в большинстве случаев, служил большой матрац посреди комнаты, перед телевизором, висящим на стене. Те, кто пришел с работы чуть раньше — уже улеглись, и смотрели местные сериалы. Была одна семья, у которой телевизор был побольше, чем у других, убранство комнаты побогаче, вместо матраца был диван, а эффект открытой двери как бы подчеркивался полностью прозрачной стеклянной фасадной стеной. А вместо сериала они развлекали себя караоке. Эдакий террариум со звуковым сопровождением. В общем, по улице мы с Полинкой шли, широко разинув рты, заглядывая в не менее широко распахнутые двери лаосцев. Мы чувствовали себя как в музее. Или, скорее, в заповеднике, в котором можно было наблюдать местную фауну в естественной среде обитания.


Добавить комментарий