Вход-в-храм-Ват-Ронг-Кхун

Чианг Раи: Храм Ват Ронг Кхун, парк Лам Нам Кок, водопад Кхун Корн — день 19

Утром, после завтрака, мы с Полинкой выехали в направлении белого храма Ват Ронг Кхун. «Ват» дословно переводится с тайского как «школа». Это слово используется для обозначения буддистских храмов и монастырей в Тайланде, Лаосе и Камбоджии.

Ват Ронг Кхун находится приблизительно в 13 километрах к югу от Чианг Раи. Этот современный нетрадиционный буддистский храм был спроектирован тайским дизайнером, уроженцем провинции Чианг Раи, по имени Чалермчаи Коситпипат. Храм очень необычен и сильно отличается от всех виденных нами ранее. Не буду детально описывать его внешний вид, его вы сможете увидеть на фотографиях. Особое впечатление производит вход в храм: узкий мостик над разверзшейся пастью ада, из которой тянутся кверху руки сжигаемых муками грешников. Проходя по этому мостику, подсознательно смотришь под ноги: кажется, что тебя вот-вот кто-то схватит за щиколотку и утащит туда, откуда уже нет возврата, и где тебе прийдется ответить за все то, что ты совершил в этой жизни.

Те, кому удалось преодолеть узкий мостик над адом, попадают в широкий проход, охраняемый странными созданиями с весьма детализированными половыми признаками. Этот проход ведет к небольшой площадке, где нужно снять обувь, перед тем, как войти внутрь храма. Здесь, в храме, фотографировать и снимать видео запрещено. Внутренняя отделка еще не совсем завершена, и над ней работают мастера, занятые росписью стен. Эта роспись изображает собой конец современного мира: твердь земная разверзлась, и демоны, огромные и ужасные, вышедшие из неведомых темных глубин, занимаются пожиранием и разрушением того, что сейчас представляет собой наша планета. А противостоят этим демонам, а может, и помогают им, (ни за что не угадаете, кто!) современные голливудские герои: человек-паук, Киану Ривз в костюме и очках Нео из Матрицы, Мила Йовович в костюме Милы Йовович из любого из последних фильмов с участием Милы Йовович, роботы из Трансформеров (без костюмов, как есть), Халк в костюме Халка, Супермен в костюме Супермена, и многие-многие другие. И пока живописные баталии с участием этих героев разворачиваются на земле, кровоточащей сочащимися лавой вулканами, окованной огромными щупальцами неведомых подземных монстров, охваченной багровым пламенем и покрытой дымом и смрадом, — высоко над всем этим, в чистом и голубом небе, сидя в деревянных лодках и держа в руках зажженные свечи, возносятся куда-то ввысь люди в современной простой европейской одежде (рубашки, футболки, шорты, джинсы), но с подозрительно азиатскими лицами, и со счастливыми и умиротворенными улыбками на них.

Рядом с белоснежным храмом находится изящное здание, выполненное в золотых тонах, которое вполне можно принять за резиденцию какого-нибудь китайского мандарина (конечно, какой-нибудь китайский мандарин вряд ли стал бы зачем-то строить себе резиденцию в Тайланде, но кого волнует мнение какого-то там… не будем вдаваться в тавтологию). На самом же деле, этот золотистый домик — ни что иное, как… туалет! По словам Полинки, чтобы войти в женскую его половину — нужно снять свою обувь, и одеть специальные тапочки, которые предлагаются там же, у входа. У мужчин, как всегда, все проще, безо всяких там тапочек и прочих изысков.

Единственное, что портит впечатление от храма, от всей грандиозности этого творения рук и фантазии человеческих, — это огромные толпы туристов, нескончаемым потоком циркулирующие по его территории и внутренностям. Но если от них абстрагироваться — то ощущение создается потрясающее. Фотографировать, правда, очень неудобно: всегда какой-нибудь очередной зевака становится где-нибудь в самом неподходящем месте с разинутым ртом, закрывая удачный ракурс. Помогает только терпение и (что крайне желательно) наличие железных нервов. Ну и еще то, что русских матюков здесь никто не понимает (хотя, некоторые с подозрительным видом оглядываются, как будто о чем-то догадываясь).

Дорожные указатели на храм сопровождались указателями на какой-то водопад. Мы с Полинкой решили не терять возможности, и посетить и его тоже, сразу же после храма. Как я выяснил позже, этот водопад находится в национальном парке Лам Нам Кок. Проехав по дороге до границы парка, мы были вынуждены оставить наш скутер, чтобы продолжить путь пешком сквозь джунгли по узким горным тропинкам и шатким бамбуковым мостикам над бурными речками и ручьями. Пройти нужно было всего около двух километров, но я часто останавливался, чтобы делать фотографии, и к водопаду мы добрались, когда уже начало темнеть. Водопад этот, как я тоже выяснил уже позже, называется Кхун Корн, и высота его составляет около 70 метров, что приблизительно равно высоте 20-22-этажного дома. Так как было уже почти темно, туристов у водопада, да и по дороге к нему, мы не встретили, что не могло нас не порадовать. Низвергаемая с семидесятиметровой высоты вода размыла под водопадом широкую ванну. И, естественно, у меня сразу же возникло желание в ней искупаться. Чувствуя себя величайшим хулиганом и нарушителем всех правил и порядков, я снял с себя всю одежду, и голышом полез в холодную воду. Полинка засняла это действо на видео, но мой сияющий в сумерках голый зад выразил крайнее стеснение в вопросе публичного демонстрирования, поэтому ролик я не выкладываю.

Дно оказалось устланным острыми камнями, вода — почти ледяной, а водопад ревел так, что уши закладывало, и от него дуло пронизывающим ветром. Кроме того, в опустившейся на джунгли темноте я начал опасаться, что какая-нибудь проснувшаяся ночная тварь может откусить одну из весьма ценных частей моего тела. Да и было не совсем понятно, какое давление может оказать на мою голову срывающийся с семидесятиметровой высоты поток воды. Поэтому я сделал всего несколько шагов, погрузившись в воду чуть выше колен, присел пару раз, чтобы окунуться полностью, и вышел назад, даже ни разу не стукнув зубами от холода. В принципе, окунаться было не обязательно: ветер, производимый ревущим потоком, создавал что-то вроде горизонтального душа, и я был полностью мокрым еще до того, как приблизился к ванне.

Позже я узнал, что на самом деле, в этом водопаде купаться разрешено, и нашел в интернете фотографии, где туристы стоят под самым потоком и, по-видимому, совершенно не испытывают никакого дискомфорта от давления. Вот так вот нелепо я перестал быть величайшим хулиганом всех времен и народов.

Пока я вылез и оделся — вокруг стемнело настолько, что мы еле могли различать очертания находящихся вблизи нас крупных предметов. Обратная дорога сквозь ночные джунгли, наполненные весьма загадочными и не всегда доброжелательными звуками, очень сильно пощекотала наши с Полинкой нервы. Но самым запоминающимся впечатлением были светлячки, блуждающие где-то среди ветвей и кустов. Мы их никогда раньше не видели, и поэтому радовались каждый раз, когда замечали их. Я попытался даже установить фотоаппарат на штатив и сделать фотографию, но в результате получился «Черный квадрат» Малевича, а таким откровенным плагиатом я заниматься не осмелился, поэтому, эти фотографии выкладывать не стал.

По пути назад мы заехали в какой-то магазин, чтобы купить воды. Вся семья, которой принадлежал этот магазин, собралась у телевизора и смотрела все тот же тайский сериал, который, видимо, все тайские семьи смотрят каждый вечер, и о котором я уже писал недавно. Кафель на полу в магазине был таким начищенным и блестящим, что я вопросительно посмотрел сначала на свою обувь, а потом на хозяина, который вышел, чтобы встретить посетителей.
— Оооkey, — протянул он, оглянулся на свою жену и захохотал, видимо, радуясь своим глубоким познаниям в английском языке. Затем, то ли чтобы поддержать разговор, то ли для того, чтобы утвердиться на своих позициях, он спросил:
— Васа ходить валапат? — и опять оглянулся на свою жену, с явным чувством гордости и превосходства. Спросил по-английски, конечно же.
— Водопад, — подтвердил я. Тоже по-английски, разумеется.
— О-о, — протянули дружно все члены семьи и многозначительно переглянулись. Общеизвестным является тот факт, что иного способа переглядываться люди пока не изобрели.
Жена, видимо, решила не отставать от своего супруга:
— Васа сицяс ходить где? — спросила она.
— Чианг Раи, — ответил я.
— О-о, — снова протянули дружно все члены семьи, еще раз переглянулись, и даже покачали головами. По всей видимости, они не привыкли видеть туристов в столь поздний час.

После этого глубокомысленного и весьма содержательного диалога я рассчитался за воду, и мы тронулись с Полинкой в обратный путь.

Если вы думаете, что на этом наши приключения закончились — то вы ошибаетесь. Когда мы приехали в Чианг Раи, к нашему перекрестку с часами, — мы обнаружили толпу местных жителей и туристов, окруживших башню. А башня в это время плавно меняла цвет и распевала всяческие песни. Пока я расчехлил свой фотоаппарат, чтобы заснять все на видео, башня кончила свои песнопения, и наблюдатели, постояв еще немного из вежливости, постепенно разошлись кто куда. Путем серии несложных арифметических подсчетов и логических умозаключений, мы с Полинкой пришли к выводу, что ровно через час башня запоет вновь. Поэтому, мы уселись в в кафешке с видом на башню, заказали ужин и стали ждать. В этой кафешке таец под акустическую гитару очень неплохо исполнял блюз. И вот там, с аппетитом поглощая ужин, наслаждаясь блюзом и отдыхая после насыщенного дня, мы с Полинкой подумали, что Чианг Раи, в принципе, не так уж и плох, как нам показалось поначалу. Ровно в 21:00 часы на башне снова начали петь. На этот раз, зевак вокруг собралось значительно меньше, чем час назад. Снимать видео на мой фотоаппарат не очень-то удобно, но, тем не менее, кому интересно — смотрите, что получилось. Умный Ю-тьюб даже смог обнаружить и избавиться от «трясучки» в этом клипе.

 

2 комментария

Добавить комментарий